Сегодня вряд-ли кого-то удивиишь информацией о том, что космос бесконечен. Как и не удивишь информацией о том, что человечество эволюционирует. Но вот к чему ведет этот процесс и чем он обусловлен понятно еще далеко не до конца.

В 1859 году Чарльз Дарвин своим трудом «Происхождение видов», объединившим сведения из области палеонтологии, эмбриологии и других наук однозначно совершил революцию показав общую природу происхождения всех живых организмов на нашей планете. Не последнее место в эволючионной теории Дарвина заняло понятие естественного отбора — механизма управления развитем всех живых существ.

Согласно теории Дарвина мы все стали такими какими есть благодаря тем качествам которые мы приобрели в процессе борьбы за выживание. Каждое поколение нашего вида адаптируясь к условиям внешней среды становилось все более приспособленным для выживания на планете.

Постоянная модернизация нашего организма и склада ума помогала нашим предкам выживать и размножаться. Этот механизм достался и нам в наследство, а мы в свою очередь передадим его следующим поколениям.

Дарвин довольно сильно преуспел со своей теорией, несмотря на то, что не имел ни малейшего понятия о генах. Ведь только в 1930-х годах генетики и биологи объединили свои усилия и переформулировали его эволюционную теорию.

Наследственность стали рассматриваться куда шире чем передачу генов из поколения в поколение.

Стало понятно, что многочисленные мутации привели к тому, что многие новые виды возникшие в процессе эволюции начали настолько отличаться, что сделали межвидовое скрещивание невозможным.

Но и это еще не все. Генетики доказали, что организмы наследуют больше, чем просто гены — они наследуют и другие клеточные молекулы, а также форму поведения и образ мышления - котором они учатся у своих предков.

Кевин Лаланд, эволюционный биолог из Университета Сент-Эндрюс в Шотландии оспаривает главенствующую роль естественного отбора в определении того вида жизни, какой мы сейчас знаем.

Он утверждает, что на ход эволюции определенно влияет ряд закономерностей и правил, по которым и развиваются виды, учитывая внешние условия их обитания.

«Дело не в том, чтобы прикручивать все больше механизмов к тому, что уже имеется. Нужно взглянуть на причинно-следственную связь под другим углом». - считает Лаланд.

И с ним нельзя поспорить.

Вселенная настолько огромна, что время в ней не имеет никакого значения.

Жизнь во всех ее уголках может зарождаться в с самых неожиданных проявлениях и способна развиваться - эволюционировать миллионами, миллиардами лет. Никто во вселенной никуда не спешит. Никто ни за кем не гонится.

Исходя из этого надо понять, что сам человек, его вид, и даже не его генная информация определили строение его тела, вычислили количество сердец, форму черепа, размер легких и строение рук и ног - все это результат активного взаимодействия с внешней средой в которой он оказался.

Зашифрованный, сжатый, заархивированный материал, словно семена - семена жизни. Попадают на самые различные планеты и начинают разворачичаваться - приспосабливаясь к условиям внешней среды, впитывая в себя ее суть и особенности.

Именно поэтому самые первые организмы крайне примитивны и несложны, они бесхребетны, одноклеточны и бездушны. Но уровень вложенносте сохраненной в них информации колоссален! Носители жизни не сами определяют свою природу, они становятся частью экосистемы в которую попадают, подстраиваясь под условия внешней среды.

Носители жизни ничтожно малы и примитивны затем, что это позволяет им с куда более высокой вероятностью приспособиться к условиям внешней среды в которую они попали, чем сложному сформированному организму, шансы на выживание у которого в космосе ничтожны.

Семена попадая в любую экосреду начинают сложный путь эволюции, постепенно произростая во все более удивительные и сложные формы.

Заметьте, что не всегда формы выбранные эволюцией на определенном этапе удачны. Даже судя по земному опыту развития жизни, может пройти не один миллион лет, прежде чем жизнь подберет, методом простого перебора, нужный, подходящий каркас - основу для разумной жизни.

Человеческий эмбрион до определенных моментов развития ничем не отличается от эмбрионов многих других живых существ населяющих нашу планету и это вовсе не свидетельство нашей исключительности - это доказательство того, что конструктив задается исходя из анализа внешней среды, он разворачивается в зависимости от ее условий.

Человек, как и любое другое существо на планете развился из простейшего организма, который изначально был один.

А это свидетельствует о том, что мы все - каждое живое существо на планете - часть экосистемы которую кто-то закодировал и вложил в семена летящие в бесконечность и проникающие во все новые и новые миры, пораждая огромное разнообразие жизни в самых необычных представлениях.

Разнообразие форм может быть настолько удивительным, что нет никакого смысла исключать возможность существования разумной жизни в той среде где человек не смог бы прожить и секунды.

Семена не запрограмированны следовать определенному алгоритму разворачиваясь лишь в форме которая нам кажется правильной и естественной. Семена - настолько примитивны и просты, что им не составит труда запустить процесс эволюции даже при полном отстуствии кислорода и воды. Это лишь нам в силу своего примитивизма кажется, что вода - есть необходимым условием для наличия жизни. Вселенная думает иначе.

Мы не можем себе представить миры где тьма - это свет, и нет места солнечным лучам. Миры без органических форм жизни, миры где жизнь существует в виде чистого не облаченного в оболочку разума. Но такие миры есть. Вот только найти их нам не представляется возможности.

Так что то, что Дарвин выделил и показал как процесс эволюции, как результат естественного отбора, более чем вероятно, на самом деле есть процессом имплементации протокола разумной жизни на нашей планете.

Понятно, что мы сегодня с трудом можем догадываться чем все это закончится и к чему приведет, но уже сейчас смело можно предположить, что та материальная форма, которую приняла разумная жизнь - временная. Что человек - это по сути гусеница, пытающаяся свить кокон для того чтобы перерордится в нечто радикально новое - в прекрасную бабочку. В существо лишенное недостатков рода человеческого - в чистый ничем не ограниченный разум.

Комментарии